Журавлі картинки

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

В рш про весну Стихи про весну


журавлі картинки

2017-10-24 04:06 Б ля яру, б ля стежки одягла верба сережки Головою хилитала, потихесеньку питала




Муж возвращается домой и говорит жене: - Прости за всё, я больше не буду тебе изменять. - Что, уже и там не стоит?


Все старое и отжившее надо уничтожать в зародыше.






Вновь за окном костер листвы Печальным танцем по асфальту заметался А я в работу тупо закопался, Своей седой не поднимая головы Я вроде бы творенья не венец, Хотя начитан, весел, вежлив и отважен. Но качеств сей набор увы не важен Трудяга я простой. Приехали, пипец! Мне верить хочется, что мир спасет любовь. И будет счастье всем под этим небосводом И разные пройдохи и уроды, Не будут пить и портить нашу кровь. Ан нет, не совершенен грешный мир, И хоть не все мужья козлы, а жены –суки, Кому в шале па-де-труа, кому в подьезде джуки-пуки Кому-то храм любви, кому загаженный сортир Кому-то Куршавель, кому – в конторе пыль. Кому-то Бентли, а кому - с навозом тачка. Кому –пригоршня медяков, кому – долларов пачка. Кому Шато-Латур, кому–то шмурдяка бутыль. Я выбраться хотел, и распушив усы, Пахал как раб, начхав на тяготы и муки. Итогом вновь шмурдяк, сортир и джуки-пуки, А вместо Куршавеля - Калтасы Извлек из этого сомнительный урок. Звучит печально он, как присказка – не сказка Богатому ворью в России совесть не указка А честным, к сожаленью - бедность не порок.


Киевский приятель (товарища знакомого моего друга) Виктор Н. американцев, скажем так, не любил. В сентябре прошлого, 2001 года он был в турпоездке в Египте. В тот самый роковой день 11 сентября, в Александрии, он с благоверной и 7-летней дочкой вернулся в гостиницу после тяжелого трудового дня отдыха. В холле ему вспомнилось, что в холодильнике почти исчерпался запас прохладительно-горячительного. Он отдал ключи от номера благоверной, а сам решил на минутку заскочить в бар. Супруга стала отговаривать - пойти с ним она не могла, дочка хныкала: спать!, а отпускать одного - боялась: парень он активный, из тех, кому до всего дело. Так что хоть он и крепенький бывший вэдэвэшник-афганец, но бланжи посещали его физиономию достаточно часто. Ну, он ей - типа, что ты-что ты, чего тут можеть случится? Никаких знакомых нет. И кому я здесь нужен? Быстро куплю и сей момент вернусь. Так он и сделал, но горячительное решил потребить на месте, чтобы супруга не бурчала. Чуть присел, а вокруг - ликование! Оказывается, лица, так сказать, арабской национальности, наблюдая по телевизору кошмар в Нью-Йорке, хлопали в ладоши, плясали от счастья. Увы, американцев Витя не любил. Но такая реакция на страшную человеческую беду! Да еще в исполнении этих чурок, которых он с времен Афгана не любил, скажем так, еще больше... Естесссно, сработал афганский синдром и Витя на них попер - мол, вы шакиры (свиньи) вонючие! Как пел Высоцкий, «их было восемь»... Витя, конечно, сопротивлялся достойно, но численное превосходство врагов сказывалось, и ему пришлось бы совсем не сладко, не загляни на шум трое американских морпехов. Они были то ли в увольнительной, то ли еще как оттягивались. И, увидав, как свора черных, будто собачья стая на медведе, повисла на белом человеке, они вмешались в потасовку самым решительным образом. Правда, один из морпехов был черный - аж фиолетовый - негр, но наш! Следовательно, тоже белый человек. Естессно, после ввода в баталию такого могучего резерва, ее исход был предрешен в пользу представителей будущей антитеррористической коалиции. А Витя еще раз убедился в качестве японской электроники, когда экран телевизора уцелел, хотя он изо всех сил колотил по нему кудрявой башкой самого активного участника драки. Возможно, он бы своего добился, но тут примотала полиция и всех загребла в ихний типа участок. Американы по мобиле связались со своим консулом в Александрии, он быстро примотал, и соотечественников ему выдали под денежный залог, что ли - он вытащил то ли блокнот, то ли чековую книжку. С тем они бы и отбыли, но американы уперлись рогом - мол, без этого отсюда не уйдем. И это оказалось весьма кстати для Виктора, он, зная наших ментов, представил себе, чего тут с ним сделают, пока ридне посольство в Каире о нем дознается, и сколько ему сидеть, если не прибьют. В общем, консул забрал и его, вроде тоже внес залог. Витю американы отвезли в гостиницу. Жена была счастлива втройне: во-первых, нашелся, во-вторых, хотя и с урожаем бланжей, но живой; в-третьих, как всегда, она оказалась права, когда его одного не отпускала: свинья везде найдет грязь. Разбудив дочку, Витя с ней и счастливой женой экстренно вернулись в Каир, а потом быстренько в самолет и на родину в Киев. А через какое-то время, когда бланжи, пройдя через все стадии спектра, приобрели скромный цвет последних осенних листьев, Витя получил приглашение в американское посольство в Киеве. И переполошился: а вдруг консул в Александрии внес за него залог и теперь с него скачают сколько-то штук баксов, которых, после турпоездки, у него и на жизнь в это время было уж очень не густо. Он посоветовался с адвокатом, тот его допытал, не подписывал ли он чего? Нет? Тогда смело иди и выясняй, только ничего не подписывай... ... Короче, Вите предложили вид на жительство в США. Видать, хотя и своих патриотов там хватает, но такие им тоже нужны. И он это предложение принял. Живет теперь в США. И, узнав американцев поближе, не любит их еще больше.